0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

К чему приведет приватизация сбербанка

«Экономике приватизация в любом случае выгодна»

Волна дискуссий о возможности приватизации Сбербанка, которые ведутся уже 2010 года, снова поднялась с подачи главы кредитной организации Германа Грефа. Топ-менеджер заявил, что вырученные с продажи акций деньги могут быть направлены на выполнение майских указов. Почему ведомства спорят о приватизации госбанка, мешают ли этому санкции и как это даст толчок экономике, читайте в материале портала iz.ru.

Новая причина

Продажа акций компании сильнее пойдет на пользу экономике, чем повышение налогов. С такой позицией глава Сбербанка Герман Греф выступил 8 июня на пресс-конференции после годового собрания акционеров. Говоря о продаже, он имел виду и сам Сбербанк. «Я не вижу ни одного основания, почему нас надо держать сейчас, когда требуются деньги на выполнение указов президента (речь идет о майском указе о национальных целях и стратегических задачах развития России до 2024 года. — iz.ru). Лучше вместо повышения налогов продать какие-то акции компаний», — заявил Греф, подчеркнув, что «Сбербанк — абсолютно продаваемая история».

Он предположил, что вырученные от продажи принадлежащих Центробанку акций можно направить на реализацию социальных реформ и развитие инфраструктуры. Топ-менеджер также подчеркнул, что приватизация госбанков станет намного более эффективной мерой по борьбе с национализацией банковского сектора, нежели введение для них запрета на покупку частных санируемых банков.

Первый зампред ЦБ Сергей Швецов напомнил, что законодательство запрещает регулятору продавать эти акции: «То, что можно было продать по соглашению с правительством, Банк России продал». Банк снижал долю в Сбербанке в два этапа — в 2007 и 2012 годах. В первом случае во время «народного IPO» было продано 2,6 млн акций за $8,9 млрд, часть из них приобрел ЦБ. В конечном счете его доля достигла нынешних 50% плюс одной акции. Всего регулятору принадлежит 52,32% голосующих акций банка.

В министерстве финансов к предложению Грефа направить средства на майские указы, на реализацию которых требуется 25 трлн рублей, отнеслись положительно. Замглавы ведомства Алексей Моисеев, однако, подчеркнул, что в случае со Сбербанком принципиально важно сохранить госконтроль над структурой. В остальном никаких препятствий нет. «Мы давно говорили о том, что можно не бояться по некоторым компаниям спуститься ниже доли 50% и уйти на [уровень] 25%», — сказал он.

В долгий ящик

Герман Греф, возглавивший Сбербанк более 10 лет назад, впервые заговорил о возможности приватизации на Давосском форуме в 2010 году. Дискуссии активно велись до кризисного 2014-го. Спустя два года эту тему снова поднял тогдашний глава министерства экономического развития, предложив включить Сбербанк в план приватизации на 2017–2019 годы.

В апреле прошлого года Греф, говоря в целом о приватизации малых и крупных компаний, назвал ее вопросом национальной безопасности. Он подчеркивал, что доля государства в экономике превысила 70%. Об идее приватизации вверенного ему кредитного учреждения он напомнил в сентябре, заявив о необходимости конкуренции в банковском секторе. В ноябре было опубликовано интервью главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной германской газете Handelsblatt, в котором она назвала сроки возможности приватизации.

«Когда активная фаза восстановления банковского рынка закончится, а озабоченность по поводу устойчивости отдельных частных банков снизится, мы можем вернуться к обсуждению», — пояснила она. Греф тогда заявил, что это явно не ближайшее будущее — госбанк готов, однако реальных обсуждений и приготовлений, в том числе на законодательном уровне, не ведется.

В нынешнем году свою лепту косвенно внесла Федеральная антимонопольная служба (ФАС). Замглавы ведомства Андрей Кашеваров в начале года заявил, что из-за роста доли банков с госучастием на рынке конкуренция серьезно ухудшается. Однако решать эту проблему предложили не с помощью приватизации, а введением запрета для госбанков на покупку других кредитных организаций, против чего и выступил Герман Греф. Сам он уверен, что приватизация тех или госбанков в течение ближайших двух лет окажет положительное влияние на госсектор.

Со своими «но»

Для приватизации крупнейших банков с госучастием — Сбербанка и ВТБ — нужен подходящий момент, отмечал в интервью «Известиям» глава Ассоциации банков России Георгий Лунтовский. «Прежде всего необходимо провести успешную санацию и последующую приватизацию банков, находящихся под управлением Фонда консолидации банковского сектора», — считает эксперт.

В контексте поиска средств на реализацию майских указов государство действительно может решиться на приватизацию Сбербанка, активы которого весьма привлекательны, считает экономист Антон Шабанов. По его словам, такое решение может быть принято вопреки санкциям в отношении России, без которых продажа акций принесла бы больше денег.

Ранее противники приватизации Сбербанка высказывали опасения, что из-за нее граждане потеряют доверие к структуре. Шабанов уверен, что этого не стоит опасаться. Сбербанк в любом случае останется лидером российского рынка. В мировой практике приватизации подобных структур всегда выбирается стратегический профессиональный инвестор. «Новый инвестор, если он будет найден, будет продолжать делать то, чем сейчас занимается Сбербанк», — предположил эксперт в беседе с порталом iz.ru.

Аналитик «Открытие Брокер» Тимур Нигматуллин полагает, что вопрос по приватизации — в первую очередь политический. «Готово ли государство отказаться от контроля над соответствующими рынками (где лидирует Сбербанк) и готово ли оно нести определенные риски, связанные с тем, что кто-то другой будет эти рынки контролировать», — объяснил специалист порталу iz.ru.

Конкуренция без монополии

По его мнению, на приватизацию госбанка чиновники могут решиться, сохранив при этом блокирующий пакет акций. «Хотя, наверное, стоило бы это сделать и в идеале стоило бы разделить столь крупную компанию на несколько небольших», — считает Нигматуллин.

Сейчас конкуренция на банковском рынке России крайне мала, из-за того что, по сути, «есть один крупный игрок, который имеет крайне низкое дешевое фондирование и высокую маржу как по мировым, так и по российским меркам». Другие банки не могут себе позволить такую процентную маржу в первую очередь из-за того, что не могут найти клиентов, несущие низкие риски, — они обращаются в Сбербанк.

Читать еще:  Два московских и один банк из ленинградской области потеряли лицензии

«Во-вторых, частные банки не могут привлечь вклады, фондирование с такой низкой кредитной ставкой», — добавил собеседник портала. При нынешнем раскладе ситуация на рынке очень выгодна государству с точки зрения контроля, однако по факту она «негативно влияет на экономический рост просто по той причине, что из-за низкой конкуренции процентная маржа выше, чем могла бы быть». «Банк изымает из экономики прибыль, которую могли бы изымать компании», — резюмировал аналитик.

Директор банковского института Высшей школы экономики Василий Солодков согласен с тем, что сейчас Сбербанк самый крупный игрок. В частности, отмечает собеседник портала, подавляющее большинство юридических лиц обслуживается именно там.

Ранее в пользу отказа от приватизации эксперты выдвигали аргумент, что стоит дождаться более подходящего момента на международной арене — проще говоря, отмены санкций против России. Опрошенные порталом iz.ru эксперты сходятся во мнении, что брать их в расчет сейчас уже невозможно. Очевидно, что в ближайшее время их отмены ждать не стоит.

«Экономике приватизация чего угодно в любом случае выгодна, потому что туда придут деньги», — добавляет экономист Антон Шабанов. Какими будут потоки, предполагать сложно. Однако можно быть уверенным в том, что, несмотря на санкции, для иностранных инвесторов Сбербанк — очень интересный актив, резюмировал собеседник портала.

До этого момента опыт приватизации в банковском секторе оценивался скорее положительно. Например, вторичное публичное размещение (SPO) акций ВТБ на 102,5 млрд рублей получило хорошую прессу. Сам глава банка Андрей Костин называл эту сделку беспрецедентной. Столичное власти несколько лет назад приняли решение полностью приватизировать коммерческий банк «Московское ипотечное агентство», эти меры включены в план на 2017–2019 годы.

Тайная приватизация Сбербанка

Абсурды творятся в российской макроэкономической политике. Центробанк, который печатает деньги, фактически требует у бюджета денег на поддержание «своих штанов». Мало ему эмиссионного дохода…

ЦБР хочет продать минфину Сбербанк, причем по рыночной цене. Минфин не против и подготовил законопроект, который направил в правительство.

Тоже ведь абсурд. ЦБ получил в свое время Сбербанк совершенно бесплатно. А теперь продает его государству по рыночной цене. Ничто не мешает законом просто передать госпакет (50%+1 акция) от ЦБ Росимуществу и закрыть вопрос. Но, нет. Речь идет именно о продаже, причем больше, чем за 2,7 трлн руб. бюджетных денег.

Формальный повод — конфликт интересов ЦБ: он банковский регулятор и одновременно владелец крупнейшего банка. Конечно, этот конфликт очевиден. Вот только десятки лет этот конфликт ЦБ не волновал, а тут вдруг надо срочно его решать… Почему именно сейчас?

1️. Мотивы ЦБ объясняются на самом деле просто и банально: ЦБ надо покрывать убытки. Он умудрился получить их в размере 0,9 трлн руб. за 2 года (2017-2018). Вы вдумайтесь: Банк, печатающий деньги, и в убытках! Это в какие же бездонные ямы надо сливать все свои ресурсы, чтобы оказаться в такой ситуации! (в какие именно — читать здесь). ЦБ решил поправить свои дела за счет бюджета. И заодно получить кучу денег на то, чтобы покрывать убытки от своей политики еще на несколько дет вперед.

2️. Есть у ЦБ и второй мотив. Он категорически против «распечатывания» фонда нацблагосостояния (ФНБ) — боится инфляционных последствий. Напомним, по Бюджетному кодексу, минфин имеет право инвестировать за счет ФНБ суммы сверх 7% ВВП. В этом году они появились — больше триллиона. И на них уже выстроилась очередь из самых богатых госкомпаний и людей страны (буквально, топ российского списка Форбса) — Роснефть, Росатом, Леонид Михельсон, Аркадий Ротенберг, Владимир Потанин… Забрав из ФНБ почти 3 трлн руб., ЦБ снова «загоняет» ФНБ ниже планки в 7% и добивается своего. Заодно «оставляя с носом» российских миллиардеров…

Силуанов поспешил заявить, что выкуп доли Сбербанка «не отменяет» планов Минфина по инвестированию ФНБ в инфраструктурные проекты. Не отменяет… Он не сказал — не меняет. Потому что меняет и очень сильно. Сокращает суммы для инвестирования. По логике — до нуля. Т.е. отменяет.

Впрочем, и тут все не однозначно. На самом деле у минфина на счетах денег больше 14 трлн руб (на 1 января 2020). А в ФНБ он завел только чуть больше половины из них. Если минфин захочет — кинет все и тогда будет иметь возможность инвестировать целых 7% ВВП. Захочет — ничего не заведет и объяснит, что в ФНБ денег меньше 7%, так что извините… Полная свобода рук. Очередной абсурд российских госфинансов.

3️. Наконец, есть тут и третья история. Не менее странная. При передаче пакета от одного госоргана другому — этим дело и закончилось бы. Но! По закону при продаже крупного пакета продавец (ЦБ) обязан сделать предложение миноритариям по той же цене.

И минфин подтвердил, что такое предложение планируется сделать. И если миноритарии возьмут по этой цене хотя бы 2 акции (потратив всего-то чуть больше 500 руб) — у российского государства сразу размывается контрольный пакет. Фактически это приведет к приватизации Сбербанка.

Стоит заметить, что и сейчас 45,04% акций Сбербанка — у юрлиц-нерезидентов. Если они докупят еще немного — то Сбер становится не просто негосударственным, а формально иностранным банком.

Почему формально? Потому что кто такие эти юрлица-нерезиденты? Вы думаете крупные западные финансовые структуры? Ничуть не бывало. Это тайные инвесторы, спрятавшиеся за номинальными держателями. Никто, даже сам Сбербанк, не знает, кто они такие. Вот им и будет сделано предложение о покупке акций Сбербанка…

Читать еще:  Банк потерял закладную как бытьв закладки 2

Вот зачем делать все таким образом? Конечно, сразу напрашивается конспирологическая версия, что эти тайные иностранцы — вовсе не иностранцы, а высшие российские чиновники, которые в преддверии транзита власти-2024 решили прикупить себе немного Сбера… А иначе зачем такие подарки? И ведь никто не приведет никаких доводов в пользу того, что эта версия — полное фуфло. Тайные инвесторы не покажут своего лица. Не для того они его стыдливо спрятали.

Хотите приватизировать Сбер — почему бы это не сделать открыто, на публичных торгах с честными инвесторами? Почему все надо делать в пользу неких номинальных держателей (в Сбере), офшоров (Роснефть), нераскрываемых покупателей (Газпром)? Очень уж это все выстраивается в простую логичную цепочку… Конспирологическую.

4️. А зачем Сбербанк нужен минфину? Сам он объясняет, что дивидендная доходность по акциям Сбербанка выше, чем по гособлигациям, и он на этом заработает.

Извините, а с каких пор важнейшие и крупнейшие решения российские госорганы принимают исходя исключительно из соображений выгоды? Мы не заметили, как они стали коммерческими предприятиями?

Зачем минфину владеть акциями Сбербанка? Разве тут нет конфликта интересов? Ведь минфин и так ведет через Сбербанк множество своих дел — от финансирования оборонки и продажи гособлигаций для населения до размещения средств на депозиты. Сбер — крупнейший держатель облигаций минфина. Получается круг — минфин будет должен за триллион рублей своей же собственной компании. Так что конфликт интересов тут не меньше, чем у Центробанка, а как бы и не посильнее будет…

Или формально владеть акциями будет все-таки Росимущество? Но ведь оно не является владельцем денег из ФНБ. Значит , будет акт по безвозмездной передаче или акций или почти 3 трлн руб. между госорганами? Если это будет, то зачем устраивать этот цирк с покупкой акций Сбера у Центробанка? Почему сразу не передать акции от ЦБ Росимуществу?

И мы снова возвращаемся к конспирологической версии, потому что других логичных объяснений найти не можем…

Новая приватизация начнётся со Сбербанка

Родина с молотка

Дискуссия о возможной приватизации государственного пакета в Сбербанке России идёт с 2012 года, и в последнее время она лишь усилилась. Мы уже знаем: если министры и банкиры публично и назойливо обсуждают какое-то непопулярное решение, то рано или поздно оно будет принято. Похоже, что правительству настолько нужны «быстрые» деньги, что ради них оно готово отказаться от триллионных дивидендов в будущем.

Вот и Герман Греф недавно заявил, что вместо повышения налогов государству следовало бы продавать принадлежащие ему акции компаний. В частности, Сбербанка России. «Я не вижу ни одного основания, почему нас надо держать сейчас, когда требуются деньги на выполнение указов президента. Лучше вместо повышения налогов продать какие-то акции компаний, которые продаваемые. Сбербанк – абсолютно продаваемая история», – сказал Греф на пресс-конференции после годового собрания акционеров. По словам финансиста, если ЦБ продаст принадлежащие ему акции Сбербанка, государство на эти деньги могло бы «провести какие-то реформы, развивать инфраструктуру».

Германа Оскаровича легко заподозрить в лукавстве. Предложение его прозвучало как раз в тот момент, когда повышение НДС и пенсионного возраста фактически было делом решённым. Между тем инициативу Грефа поддержало Министерство финансов, которое, собственно, и инициировало налоговые и пенсионные «манёвры». Сегодня государство через ЦБ контролирует 52,32% голосующих акций Сбербанка, остальные бумаги находятся в свободном обращении на рынке.

В 2012 году государство сократило свою долю в капитале Сбербанка. Тогда ЦБ продал примерно 7,5% акций, выручив около 160 млрд рублей. Осенью 2016 года бывший министр экономического развития Алексей Улюкаев предлагал включить Сбербанк в план приватизации на 2017–2019 годы. Тогда идея не прошла, а вскоре сам Улюкаев был задержан при получении взятки. Но вполне вероятно, что интересанты никуда не делись, а сроки поджимают. Вот только что получит в результате этого государство?

Без дивидендов, но с обязательствами

Для выполнения нового майского указа президента правительству необходимо дополнительно найти 8 трлн рублей. При этом капитализация Сбербанка (суммарная цена обыкновенных и привилегированных акций) в начале 2018 года достигла 5,6 трлн рублей. Однако сценарий, при котором правительство решит окончательно избавиться от своей доли в Сбере, выглядит маловероятным, 25% акций – это максимум, что удастся продать. И даже если эти бумаги будут реализованы без значительного дисконта, государство получит не более 2,8 трлн рублей. При этом размер дивидендов, которые Сбербанк ежегодно выплачивает своему основному акционеру, может снизиться вдвое – половина этой суммы уйдёт частным лицам.

Тем временем прибыль Сбербанка и дивиденды, которые получают его акционеры, стремительно растут. По итогам 2016 года, банк направил на эти цели 25% прибыли – 135,5 млрд рублей. В 2017-м размер дивидендов увеличился до 36,2% от чистой прибыли – до 271 млрд рублей. А в конце минувшего года руководство банка приняло новую дивидендную стратегию, согласно которой в 2018–2020 годах акционерам планируется выплатить примерно триллион (!) руб­лей. Более того, с 2020 года на дивидендные выплаты будет направляться не менее 50% прибыли Сбербанка. Потому трудно представить, что Герман Греф советует правительству избавиться от такого ценного актива, руководствуясь исключительно государственными интересами.

Как сообщили в МИД Украины, большинство граждан страны, которые находятся на круизном лайнере Diamond Princess, помещенном на карантин из-за коронавируса, отказались эвакуироваться на родину.

Вполне вероятно, что глава Сбербанка заговорил о необходимости продавать госактивы, чтобы получить больше свободы в управлении. Снизив контроль со стороны государства, которое заинтересовано в пополнении бюджета больше, чем в развитии бизнеса, банк сможет более свободно работать со своими резервами, а также с остатками на счетах и депозитах. При этом именно на Сбербанк приходится почти половина вкладов физических лиц в России, что делает его защищённым: в случае проблем государству всё равно придётся за свой счёт спасать социально значимое кредитное учреждение, как сегодня это делают с частными, но важными для регионов компаниями Олега Дерипаски и Виктора Вексельберга.

Читать еще:  В интрастбанке нашли гигантскую дыру в капитале

Однако стремление к «свободе» вряд ли стоит считать главной мотивацией Германа Грефа приватизировать Сбербанк. В ближайшие пару лет должна решиться судьба санируемых частных банков, которые в 2017–2018 годах де-факто перешли под контроль государства. В ЦБ говорят, что после оздоровления эти активы попытаются продать, а Федеральная антимонопольная служба уже заявила, что будет настаивать на введении запрета государственным банкам покупать частные. В то же время представителям отрасли трудно представить, что кто-то из частного сектора мог бы потратить сотни миллиардов, а то и триллионы рублей на приобретение остатков «ФК Открытие», Бинбанка, «Возрождения» и прочих.

Разделяет эту позицию и Герман Греф: «Я не понимаю тогда, кто их будет покупать. Сегодня и частных банков-то не осталось. Я вообще считаю, что эти запреты никому не нужны», – сказал он на пресс-конференции по итогам июньского собрания акционеров Сбербанка, повторив свой призыв к приватизации. В свете такого заявления Германа Оскаровича ситуация выглядит ещё интереснее.

Выкупить санированные банки у Фонда консолидации банковского сектора сегодня не может никто, кроме гигантов с государственным участием вроде Сбербанка и ВТБ. Но кто в таком случае может приобрести контрольные пакеты в самих госбанках? Ответ очевиден: зарубежные банки, инвестиционные фонды и частные инвесторы. Напомним: ЦБ РФ контролирует 52,32% акций Сбербанка, а остальные бумаги находятся в свободном обращении. Из них, по признанию самого Германа Грефа, 40% контролируют инвесторы из США, а ещё 29% акций владеют британцы. Даже если предположить, что речь здесь во многом идёт об офшорных структурах российских бизнесменов, то львиная доля дивидендов Сбербанка уходит из России за границу. Может, при таком раскладе правительству надо не продавать, а увеличивать свою долю в крупнейшем розничном банке страны и обеспечивать выполнение майского указа за счёт дивидендов?

Иностранные компании, банки и фонды – вот главные претенденты на покупку государственного пакета в Сбербанке. Но, как считают многие аналитики, скорее всего контроль над бумагами уйдёт не в США или Великобританию, а в Китай. Западные инвесторы могут воздержаться от покупки крупных активов в России из-за угрозы новых санкций, а вот китайские банкиры, как говорят, активно присматриваются к отечественному финансовому сектору. Судя по всему, это так и есть – в начале июня стало известно, что инвесторы из КНР могут войти в капитал Совкомбанка – 14-го по величине российского кредитного учреждения.

К чему приведет приватизация сбербанка

Контрольный пакет акций Сбера поменяет хозяина?

Вопрос выкупа правительством РФ доли Сбербанка у ЦБ обсуждается, сообщил первый вице-премьер — министр финансов Антон Силуанов. Правительство хочет использовать для выкупа доли ЦБ в Сбербанке средства ФНБ, при этом большую их часть в итоге планируется вернуть в бюджет, написало в среду агентство Рейтер со ссылкой на источники. Журналисты задали Силуанову вопрос, реально ли использовать средства ФНБ на выкуп доли ЦБ в Сбербанке, обсуждается ли серьезно этот вариант. «Тема есть, но как она будет решаться, не будет решаться — мы будем вместе с Центральным банком обсуждать», — сказал Силуанов. Позднее пресс-служба Минфина уточнила, что Силуанов говорил об обсуждении в целом вопроса покупки доли ЦБ в Сбербанке, а не об использовании средств ФНБ на эти цели.

ЦБ владеет контрольным пакетом акций Сбербанка, ему принадлежит 52,32% обыкновенных (то есть голосующих) акций, доля регулятора в уставном капитале крупнейшего российского банка составляет 50% плюс одна акция. Обсуждение передачи пакета правительству Силуанов подтвердил 24 декабря, объяснив это конфликтом интересов – ЦБ не должен быть владельцем регулируемых им организаций. А 25 декабря пресс-секретарь премьера Олег Осипов уточнил РИА Новости, что никаких решений по данному вопросу пока нет. Потом появилась информация, что обсуждается не передача, а продажа Банком России этого пакета.

С моей точки зрения, это очень-очень плохая идея. Банк России это печатный станок, т.е. 100% гарантия сохранности вкладов. Дивиденды на пакет ЦБ идут сразу в бюджет. Информация о смене собственника контрольного пакета акций Сбера может вызвать панику среди вкладчиков. Однако спекулянты на Мосбирже могут рассмотреть данное событие как повод для игры на повышение. Возможно это первый шаг к полной приватизации Сбера. О том, что главный банк страны должен быть приватизирован неоднократно говорил его руководитель Герман Греф. Распыленный между биржевыми спекулянтами бывший государственный пакет акций сделает его и его команду фактически хозяином главного банка страны. Плюс можно будет постепенно под себя брать бумаги с рынка. Уверен, что приватизация Сбера это плохая идея. Финансовая система России должна находиться под государственным контролем. Да и дивиденды в казну не будут лишними.

Ну и в заключение, мое мнение, что система страхования вкладов изжила себя. Надо вернуться к старой модели, при которой вклады в Сбере полностью гарантированы государством. При этом лучше по белорусской модели, в валюте вклада. При этом гарантии в частных банках отменяются. Вкладчики, как например и держатели облигаций или векселей, действуют на свой страх риск. Надеюсь, всё же обойдется. Как там, у кого руки чешутся — чешите в другом месте.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector